Часы Ракета 50 лет Октября квартет

Как насаждалась власть большевиков на Кавказе и Средней Азии:

Весной 1920 г., после разгрома армий генерала Деникина А.И., Красная Армия вплотную подошла к границам Закав­казья. В это время в Азербайджане у власти находилась национально-демо­кратическая партия «Мусават» («Ра­венство»), в Грузии правили меньше­вики, в Армении — социалистическая партия «Дашнакцутюн» («Союз»).

Красной Армии, по замыслу руковод­ства большевиков, предстояло устано­вить в этих республиках Советскую власть. 27 апреля 1920 г. красные перешли азербайджанскую границу. Местные большевики созда­ли Революционный комитет, который обратился к Советской России с прось­бой прислать войска. Эта просьба должна была узаконить пребывание советских военных сил на территории республики. 28 апреля в Баку на бро­непоезде прибыли представители но­вой власти — Серго Орджоникидзе, Сергей Киров и Анастас Микоян.

Сходным образом развивались собы­тия и в Армении. В ноябре 1920 г. Ре­волюционный комитет, образованный коммунистами, потребовал передать ему власть. Сами члены ревкома ещё находились за пределами Армении, но опирались на мощную поддержку Крас­ной Армии. В течение нескольких дней в конце ноября советские войска поч­ти без единого выстрела заняли терри­торию Армении.

Значительно сложнее было утвердить Советскую власть в Грузии. В. Ленин считал её самым серьёзным противни­ком в Закавказье. В мае 1920 г. Совет­ская Россия официально признала не­зависимость Грузии. На выборах здесь победили меньшевики — они получи­ли 640 тыс. голосов (большевики — 24 тыс.). Правительство возглавил меньшевик Ной Жордания. В январе 1920 г. он в нескольких словах ярко об­рисовал свой политический курс: «Наш путь идёт к Европе, путь России — к Азии. Я должен решительно заявить, что предпочитаю империалистов Запа­да фанатикам Востока».

Однако в январе 1921 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение устано­вить в Грузии Советскую власть. 16 февраля в селении Шулавери обра­зовался Революционный комитет Гру­зии. Тотчас Красная Армия пришла ему на помощь. После нескольких дней боёв 25 февраля в республике также установилась Советская власть.

Последняя вспышка Гражданской вой­ны в Закавказье произошла три года спустя, в августе 1924 г. Грузинские меньшевики организовали восстание шахтёров, которое быстро распростра­нилось на всю республику. Но уже че­рез несколько дней восставших полно­стью разгромили части Красной Армии и войска ОГПУ. При этом потери пов­станцев, по некоторым данным, соста­вили примерно 7 тысяч человек.

В октябре 1917 г., через несколько дней после победы больше­виков в Петрограде, власть в Ташкенте также перешла в руки Со­вета. Опирался Совет в основном на железнодорожных рабочих и солдат, почти исключительно русских. Несколько лет спустя коммунист Г. Сафаров отмечал: «С первых же дней революции Советская власть утвердилась в Туркестане (так называлась тогда большая часть Средней Азии) как власть тонкого слоя русских рабочих по линии железной дороги. Ещё и до сих пор здесь широко распространён тот взгляд, что единственным носителем пролетарской диктатуры в Туркестане может быть только русский».

Одно из первых постановлений новой власти запрещало мусульманам занимать государственные должности. Правда, спустя полгода это решение формально отменили, но на деле по­ложение осталось прежним. Советскую власть население Турке­стана  рас­сматривало как «власть русских». Это побуждало многих местных русских, например богатых крестьян («кулаков») и даже священ­ников, становиться сторонниками Советов. В 1920 г. в Туркеста­не никого не удивляло такое, например, объявление на улице: «По случаю того, что сегодня богослужение исполняется коммуни­стическим батюшкой, все члены коммунистической партии при­глашаются на это богослужение».

Политическое господство русского населения вызывало не­довольство коренных жителей Туркестана. Враждебность порож­дали также такие меры «военного коммунизма», как продразвёр­стка, запрет базаров и свободной хлебной торговли. Но самое сильное возмущение вспыхнуло в связи с ограничениями и за­претами, наложенными на многие мусульманские обряды и тра­диции.

Уже в 1918 г. в Ферганской долине против большевиков сра­жалось около 40 повстанческих отрядов. Красноармейцы окре­стили повстанцев басмачами. Это слово, означающее «вооружён­ные всадники», приобрело новое значение — бандиты. Повстан­ческие отряды применяли партизанскую тактику борьбы и оста­вались почти неуловимыми для Красной армии.

Тогда власти перешли к традиционным способам борьбы с партизанским движением: брали заложников, уничтожали целые селения. «Мы думали одно время ликвидировать басмачество ог­нём и мечом, — вспоминал в 1922 г. председатель Совнаркома Туркестана К. Атабаев. — В этих целях более или менее крупные кишлаки, «поражённые басмачеством», уничтожались беспощад­но, вследствие чего население уходило от Советской власти всё дальше и дальше.

Не помогла нам и общая оккупация всей Фер­ганы. В одно время в Фергану было переброшено до 30 тысяч войск, и все крупные кишлаки были заняты гарнизонами из крас­ноармейцев. Население оставалось враждебным к нам, басмачи легко справлялись с нашими гарнизонами, и мы, наконец, вынуж­дены были убрать войска из кишлаков».

Басмачи выступали под лозунгом «защиты исламской веры». В этом они встречали полное сочувствие местного крестьянст­ва. «В результате всего этого, — говорил К. Атабаев, — сложилось у командования и красноармейцев мнение, что всё население яв­ляется басмачами…» В ряде случаев басмачам удалось одержать ряд крупных побед над частями Красной Армии.

Переход Советской власти к нэпу несколько смягчил недо­вольство крестьян. Ещё больше ослабили басмаческое движение определённые уступки некоторым религиозным традициям мусуль­ман. Тем не менее, в 1921 — начале 1922 гг. в рядах басмачей ещё насчитывалось до 50 тыс. вооружённых всадников, Но это число быстро уменьшалось. В мае 1922 г. басмачей, по официальным со­ветским оценкам, было свыше 26 тыс., в октябре — лишь около 7 тыс. человек. Немногочисленные вооружённые группы продол­жали бороться против Советской власти вплоть до 1933 г., когда их сопротивление было окончательно подавлено.

До 1920 г. наряду с Советским Туркестаном в Сред­ней Азии существовали независимые Хивинское ханство и Бухар­ский эмират. В феврале 1920 г. части Красной Армии заняли Хиву, после чего в апреле здесь была провозглашена Хорезмская На­родная Советская Республика. В сентябре 1920 г. советские вой­ска вступили и на территорию Бухарского эмирата. После свер­жения эмира здесь в октябре того же года образовалась Бухар­ская Народная Советская Республика. Таким образом, Советская власть победила на всей территории Средней Азии, принадлежавшей прежде Российской империи.

эпизод со Сталиным:

10 сентября 1937 г. Ежов отправил в Сталинабад Бельскому шифротелеграмму следующего содержания: «Наиболее активных мулл арестуйте тчк С расстрелом надо подождать тчк Двадцать второго или позже будет Пленум ЦК Компартии Таджикистана зпт где будет присутствовать представитель ЦК ВКП(б) товарищ Андреев тчк На пленуме можно все рассказать о всех делах Рахимбаева и других тчк К пятнадцатому числу будьте в Ташкенте и встречайте Андреева тчк НР Ежов».

Из Сталинабада 2 октября 1937 г. Андреев отправил шифротелеграмму Сталину, в которой так характеризовал положение в республике: «Ознакомился с положением в Таджикистане. Видно, что враги здесь поработали основательно и чувствовали себя довольно свободно».

3 октября Андреев получил шифротелеграмму от Сталина, в которой говорилось: «Ашурова и Фролова придется арестовать. Бельский пусть выедет через несколько дней в Туркмению для очистки. Инструкцию он получит от Ежова. Сталин».

Помимо социальной чистки и арестов потенциально подозрительных личностей целью Сталина в ходе масштабных репрессий и террора 1937–1938 гг. было, прежде всего, привести на местах к власти полностью подконтрольную ему и послушную номенклатуру. Людей, абсолютно лишенных права принимать на национальном уровне самостоятельные решения и уж тем более не смевших выдвигать какие-либо требования Москве. Эта цель была Сталиным достигнута. Даже самые мелкие вопросы национального развития и хозяйствования руководителям союзных республик приходилось согласовывать с Москвой.

 

There are no reviews yet.

Be the first to review “Часы Ракета 50 лет Октября квартет”